Главная » Координационный совет (КСРСЭ), Новости » DURA LEX, SED LEX – Закон суров, но это закон!
http://rusest.ee/wp-content/uploads/2018/09/sootechestvenniki_logo1-147x15011.jpg

Этот афоризм, приписывается Марку Туллию Цицерону — древнеримскому политическому деятелю, оратору,полководцу, философу и консулу в древнем Риме. Все те, кто следят за событиями в общественно-политической сфере, являются свидетелями развернувшегося внутрипартийного кризиса в рядах Объединённой левой партии Эстонии ОЛПЭ. В этой связи, чтобы осмыслить его причины и сделать свои выводы, кто из участников спора прав, а кто не прав,  мне кажется,именно сейчас уместно обратиться к вышеприведённой  латинской мудрости, олицетворяющей собой один из базовых постулатов римского права, и на  принципах которого основаны  все современные правовые системы. Мотивируя свою личную позицию, сообщу, что ещё в далёком 1994 году я был одним из участников учредительного съезда Объединённой народной партии Эстонии ОНПЭ, правопреемницей которой в настоящее время является Объединённая  левая партия Эстония ОЛПЭ, и в которой сейчас развернулся интригующий многих внутрипартийный кризис.  Находясь в рядах партии уже 24 года,разумеется, мне прекрасно известно общепризнанное право любого партийца обращаться с любыми заявлениями в любой партийный орган, чем я и воспользовался, обратившись с нижеприведённым заявлением в Совет ОЛПЭ, который является высшим партийным органом в промежуток между съездами партии:

Председателю совета ОЛПЭ Владимиру Дроздову.

Заявление

Уважаемый Владимир Дроздов!

К сожалению, из-за участия в работе шестого Всемирного конгресса соотечественников, проходившего в Москве в период с 30.10.18 г. по 02.11.18 г.я не смог участвовать в заседании правления ОЛПЭ, которое состоялось в среду31.10.18 года. О том, что я не смогу принять участие в этом заседании  правления, мною было своевременно разослано по электронной почте 27.10.18 года соответствующее сообщение всем членам правления ОЛПЭ. Никакой информации о предполагаемом проекте повестки дня заседания правления от 31.10.18 г. я не получал, хотя в соответствии с уставом ОЛПЭ проект повестки дня заседания правления должен быть объявлен всем членам правления не позднее, чем за двое суток до заседания правления и это первое нарушение устава ОЛПЭ!? И лишь уже в Москве я узнаю, что на заседании правления ОЛПЭ 31.10.18 г. был рассмотрен вопрос об избрании председателя правления ОЛПЭ в связи с ранее заявленным намерением добровольно сложить полномочия  председателя правления ОЛПЭ со стороны Валева Калда. При этом как сообщают участники заседания правления ОЛПЭ от 31.10.18 г.на этом заседании не был проголосован, то есть фактически не был утверждёно бъявленный на заседании правления проект повестки дня и это второе нарушение устава ОЛПЭ!? Далее, как опять-таки сообщают участники заседания правления ОЛПЭ от 31.10.18 г. от участия в голосовании по избранию председателя правления ОЛПЭ был незаконно отстранён Валев Калд. И это третье нарушение устава ОЛПЭ!? так как Валев Калд до настоящего времени является членом правления ОЛПЭ, о чём любой член партии может удостовериться, прочитав соответствующую выписку из регистра некоммерческих организаций, в который внесены все члены правления ОЛПЭ, среди которых и Валев Калд. И полномочия Валева Калда как члена правления в соответствии с законом прекратятся только после того как его в  регистре некоммерческих организаций вынесут из списка членов правления ОЛПЭ, и о чём должна быть внесена соответствующая запись. В связи с вышеизложенным прошу Вас рассмотреть результаты заседания правления ОЛПЭ от 31.10.18 г. на собрании совета ОЛПЭ и признать решение правления ОЛПЭ от 31.10.18 г. в части избрания председателем правления ОЛПЭ Мстислава Русакова юридически ничтожным.

Суважением, Анатолий Егоров.

Член правления ОЛПЭ.


05.11.18года.

05.11.18года.  

Это заявление, ничего не скрывая от партийного актива, ибо я продублировал его, как всем членам совета партии, в составе которого 10 человек, так  и всем членам правления партии, в составе которого также 10 человек. То есть моё заявление по электронной почте получили 20 партийных активистов, избранные предыдущим съездом партии в эти высшие партийные представительный и исполнительный органы.Казалось бы, следуя элементарным партийным нормам, необходимо было созвать заседание совета партии, на котором и рассмотрели бы моё заявление. Что же происходит дальше?  Мстислав Русаков,считающий себя председателем правления партии, и чей статус  я оспорил в своём заявлении в Совет партии,созывает на 06.11.18 года заседание правления партии с объявленной повесткой дня о созыве оргкомитета, которым является правление партии, по подготовке планируемого съезда партии. И именно здесь необходимо вспомнить афоризм Цицерона о важности закона. Как устав партии, так и Закон о некоммерческих объединениях декларирует, что решения правления или совета партии легитимны лишь в том случае, когда на заседаниях правления или совета партии присутствуют боле половины членов от списочного состава членов правления ОЛПЭ или совета ОЛПЭ. И в которых, как я указал выше,до настоящего времени числятся по 10 человек. То есть минимальный кворум,позволяющий принимать легитимные решения – это присутствие на заседаниях, как правления, так и совета партии минимального количества  в 6 человек из десяти членов правления и десяти членов совета партии!?   Что же произошло на заседании правления партии от 06.11.18 года? А произошло следующее: на заседание правления ОЛПЭ 06.11.18 года прибыло всего лишь пять!?членов правления Мстислав Русаков, Алиса Блинцова, Дмитрий Сухорослов, Вероника Храпко и Тайво Рист. То есть заседание правления от 06.11.18 года вообще не было правомочно принимать хоть какие-либо решения из-за отсутствия,установленного уставом партии и Законом о некоммерческих объединениях минимального кворума в 6 человек!? Тем не менее, Мстислав Русаков изменил объявленную ранее повестку дня, и вместо  рассмотрения  технических вопросов по подготовке съезда организовал рассмотрение персональных дел Владимира Дроздова, Владимира Кручинина и Анатолия Егорова!? Это рассмотрение в итоге завершилось исключением всех нас троих из партии тремя голосами. Мстислав Русаков, Алиса Блинцова и Дмитрий Сухорослов голосовали за наше исключение из партии. Вероника Храпко и Тайво Риста голосовали против нашего исключения из партии. Добавлю, что это решение о нашем исключении из партии принято опять-таки ж с ещё одним грубейшими нарушениями устава партии, который декларирует право любого члена партии присутствовать при рассмотрении вопросов, его касающихся.  Мстислав Русаков не только не объявил в разосланном проекте повестки дня и не  предупредил нас каким-либо иным способом,телефонным звонком или СМС-кой, например, о том, что будут рассматриваться наши персональные дела!? Но  и, более того, не пригласил нас на это заседание правления от 06.11.18 года, что обязательно требует устав партии при рассмотрении персональных дел!?

И это поведение юриста-правозащитника Мстислава Русакова и поддержавшей его ещё одной правозащитницы  Алисы Блинцовой!? После этого у меня и сложилось твёрдое сомнение в том, как могут эти якобы правозащитники защищать права национальных меньшинств, когда так беспардонно, ничтоже сумняшеся, переступили и грубо нарушили права своих однопартийцев!? Что же происходит дальше? Вездесущие журналисты, узнав про случившееся,естественно, стали выяснять подробности. Позвонил и мне  Роман Старапопов, журналист, редактор интернет-портала Дельфи, которому я  дал интервью, и которое было напечатано на страницах портала  09.11.18 года под заголовком “По-воровски!” Егоров заявил, что Русаков провел рейдерский захват власти в ОЛПЭ, то есть три, подчёркиваю, три дня после нашего исключения из партии!?

Отмечаю этотфакт особенно, ибо причиной нашего исключения из партии тремя членами правленияв лице юриста-правозащитника Мстислава Русакова и поддержавших его правозащитницы Алисы Блинцовой и Дмитрия Сухорослова было публично объявлено«нанесение ущерба имиджу партии»!? И здесь возникает очень простой вопрос,приводящий неизбежно к не менее простому выводу для любого не ангажированного читателя этого материала. Вопрос состоит в том, а каким образом я, например,нанёс ущерб имиджу партии, если всего-то, лишь, реализуя общепризнанное право члена партии, написал заявление в совет партии, которое совет партии должен был бы рассмотреть, и при рассмотрении которого на совете, уверен мы, горячо бы поспорив, обязательно нашли бы компромиссное решение? Этот вопрос во внутрипартийной переписке я задавал и Мстиславу Русакову, и Алисе Блинцовой, и Олегу Назмутдинову, заместителю председателя совета партии, но ответа, к сожалению, так от них и не дождался!? Или каким образом причинил ущерб имиджу партии Владимир Дроздов, который всего лишь  проинформировал СМИ о том,что ему как председателю совета партии поступило заявление от одного из членов партии, подвергшего сомнению правомерность избрания председателем правления партии Мстислава Русакова? И, наконец, каким образом нанёс ущерб имиджу партии член совета партии Владимир Кручинин, который никаких заявлений никуда не писали никаких интервью никому не давал!? Отсюда следует простой, юридически совершенно корректный вывод, поддержанный одним из известных в нашей стран еприсяжным адвокатом. Решение, принятое на заседании правления партии от06.11.18 года о нашем исключении из партии юридически ничтожно, по причинам изложенным выше.

Что же происходит после заседания правления от 06.11.18 года, принявшего тремя голосами решение о нашем исключении из партии дальше? Председатель совета партии Владимир Дроздов обзванивает всех членов совета партии и приглашает их всех принять участие в заседании совета партии в пятницу 08.11.18 года в помещении, где неоднократно проводились ранее заседания совета партии по адресу Пярну манте 82/88. Приглашён был туда и Мстислав Русаков, который, как и абсолютное большинство членов совета, поначалу ответили полным согласием прибыть на это созываемое Владимиром Дроздовым заседание совета партии. Но далее произошло то, что и послужило причиной дальнейшего углубления внутри партийного кризиса. Заместитель председателя совета партии Олег Назмутдинов якобы обиделся за то, что вопрос созыва совета партии Владимир Дроздов с ним не согласовал,хотя в ответном послании по электронной почте он предлагал Владимиру Дроздову свои замечания по намечаемой повестке дня заседания совета партии!? Какая девичья обидчивость, отмечу я, хотя есть ещё один заместитель председателя совета партии Владимир Кручинин, который без всяких обид, а ему-то незаконно исключённому из партии при молчаливом согласии его коллеги Олега Назмутдинова, действительно есть на что обижаться и то дисциплинированно  прибыл на заседание совета по адресу Пярнуманте 82/88. А вот обидчивый заместитель председателя совета партии Олег Назмутдинов стал обзванивать всех членов совета и приглашать их на альтернативное заседание совета по адресу Туукри 19, где размещён офис НКО «Русская школа Эстонии! Более того Олег Назмутдинов встречал на автовокзале отдельных членов совета из числа иногородних и, дававших ранее по телефону своё согласие приехать на Пярну манте 82/88, а, перехватив их, затем привозил их на Туукри 19!?  В итоге в этот же день 08.11.18года по адресу Туукри 19 состоялось альтернативное заседание совета партии из пяти, подчёркиваю из пяти, членов совета в лице Олега Назмутдинова, Елены Григорьевой, Геннадия Верещагина, Рафаэля Камашина и Андрея Орава. Да простятменя читатели, перечисляя подробно всех присутствовавших на том альтернативном заседании совета, я лишь хочу подчеркнуть то, что и здесь не было необходимого минимального кворума для принятия легитимных решений из 6 членов совета, так как в соответствующем государственном регистре числятся 10 членов совета, избранных на последнем съезде партии!? Эти пятеро членов совета. Кто-то сознательно, а кто-то, ложно введённых в заблуждение Мстиславом Русаковым и Олегом Назмутдиновым, не пожелав выслушать своих однопартийцев, в духе коммунистического прошлого единогласно высказали своё одобрямс незаконному решению о нашем исключении из партии, во-первых. И назначили партийный съезд на07 декабря 2018 года, во-вторых, не объявив при этом ни места, ни времени проведения съезда, ни повестки дня съезда, ни нормы представительства, в соответствии с которой первичные организации должны будут избирать делегатов съезда, а оповещение членов партии об этом при объявлении о созыве съезда  однозначно требует устав партии.

В конце-концов,чтобы дать свои оценки этому абсурду и беззаконию в пятницу 16 ноября 2018 года по предложению двух членов правления партии Вероники Храпко и Юлии Соммер собралось легитимное заседание правления Объединённой левой партии Эстонии. На заседании правления присутствовали  семь человек из списочного состава членов правления количеством 10 человек  в лице Вероники Храпко, Юлии Соммер, Виве-ХельбеПелюховски, Валева Калда, Виктора Полякоффа, Анатолия Егорова.  Все они по состоянию на момент написания данной статьи 20.11.18 года числятся и прописаны в соответствующем государственном регистре. На этом заседании правления партии была и председатель суда чести партии Лилия Жайворонская, которая в силу своего партийного статуса имеет право в соответствии с уставом партии присутствовать как на заседаниях правления, так и на заседаниях совета партии. И в отличии от собравшихся  16.11.18 года членов правления партии наши «правозащитники» Мстислав Русаков и Алиса Блинцова на организованные ими якобы заседания правления и совета партии, на которых принимались нелегитимные решения, к сожалению, Лилию Жайворонскую не приглашали!? В соответствии со  статьёй 4.16 партийного устава, цитирую, «во всех правовых действиях партию представляют председатель правления партии единолично или два члена правления совместно». Используя именно эту норму, два члена правления партии в лице Вероники Храпко и Юлии Соммер в своём дигитально подписанном заявлении  обратились ко всем членам правления партии, включая и Мстислава Русакова, и Алису Блинцову, и Дмитрия Сухорослова с предложением собрать заседание правления партии 16.11.18года в 17:00. Был предложен и проект повестки дня заседания правления. Но, увы,Мстислав Русаков, Алиса Блинцова и Дмитрий Сухорослов приняли для себя,безответственное и трусливое, на мой взгляд, решение элементарно игнорировать это заседание правления без каких-либо объяснений причин принятия ими такого решения!? И последующее утверждение якобы «юриста-правозащитника» Мстислава Русакова, что проведённое 16.11.18 года заседание правления ОЛПЭ якобы не легитимное является ложным!? Даже, если он, ложно считает меня, исключённым из партии и уже, якобы, не состоящем в правлении партии, то и при этом его ложном представлении во всех голосованиях принимали участие кроме меня шесть других членов правления, что свидетельствует о наличии минимально необходимого кворума в шесть человек, позволяющего принимать легитимные решения. В соответствии со статьёй  19 пункт 2 Закона о некоммерческих объединениях, цитирую, «в компетенцию общего собрания, в нашем случае съезда партии, входит: назначение и отзыв членов правления». Из этой нормы Закона следует, что предыдущий съезд партии избрал меня членом правления ОЛПЭ, и я им останусь до тех пор пока предстоящий съезд партии не выберет новых членов правления партии. И других толкований этой нормы законы нет. И если якобы «юрист-правозащитник» Мстислав Русаков отрицает эту норму, то это просто говорит либо о его профессиональной не состоятельности, либо, если не сказать резче о чём-то другом, чего я не хочу делать, чтобы не возбуждать лишние нездоровые страсти в комментариях.

 Итоги, состоявшегося заседания правления партии от 16.11.18года, следующие.

  1. Юлия Соммер тайным образом была единогласно избрана председателем правления партии, так что поздравьте её те, кто ещё незнает об этой новости. 

2. Единогласно были отменены не легитимные решения правления от 31.10.18 года (Избрание Мстислава Русакова председателем правления партии)  и решения правления от 06.11.18 года  (не легитимное исключение из партии, так как на заседании не было необходимого кворума в 6человек, Владимира Дроздова, Владимира Кручинина и Анатолия Егорова).

3. На этом же заседании правления партии от 16.11.18 года по требованию тартуской партийной организации исключены из партии Мстислав Русаков, Алиса Блинцова, Дмитрий Сухорослов, и Станислав Пупкевич.

4. По требованию председателя суда чести партии исключены из партии Олег Назмутдинов, Геннадий Верещагин и Елена Григорьева. Все голосования по исключению всех вышеперечисленных из партии происходили в полном соответствии с уставом, ни по одному из исключённых не было 100-процентного одобрямс – были голоса и против, и воздержавшихся, но по всем семерым исключённым всегда было большинство голосов за их исключение.

Как стало известно из интернета, наши «правозащитники» на следующий день после легитимного заседания правления партии от 16.11.18 года, а именно в субботу 17.11.18 года якобы  провели очередное заседание совета партии. И на этом заседании  приняли новое решение о сроке созыва съезда партии  не седьмого декабря, как было объявлено раньше, а уже в предстоящее воскресенье 25.11.18 года!? Куда спешим якобы «юрист-правозащитник», Мстислав Русаков? Не хочется вспоминать известную пословицу о тех, у кого и шапка горит на голове. И, разумеется, сообщение о новой дате проведения съезда без информации, а был ликворум в 6 человек из списочного состава членов совета партии в 10 человек,хотя ходят слухи, что было всего лишь четверо членов совета Олег Назмутдинов, Елена Григорьева, Рафаэль Камашин и Геннадий Верещагин. Написав якобы, я не буду гадать, был ли кворум в этом случае на самом деле или нет. Отмечу лишь то,что в соответствии с пунктом устава 4.2 извещение о созыве конгресса должно быть обнародовано не менее, чем за 7 дней до открытия конгресса. Причём, как утверждают опытные юристы, при расчёте этого семидневного срока, учитываются только рабочие дни!? Это первое, а в соответствии с пунктом 4.6.8 устава партии совет партии утверждает время и место проведения съезда, повестку дня съезда и норму представительства, в соответствии с которой первичные партийные организации должны выдвигать делегатов на съезд!? Пока же ни членам правления партии, ни членам партии вообще, кроме новой даты съезда 25.11.18 года, на сегодняшний день 20.11.18года ничего другого не известно!? Кроме того, на этом организованном очевидно Олегом Назмутдиновым  якобы заседании совета партии от 17.11.18 года его члены, как сообщается опять-таки в интернете,не только приняли решение о выводе Валева Калда, Анатолия Егорова, Виктора Полякоффа, Веронику Храпко и Юлию Соммер из правления Объединённой левой партии Эстонии!? Что абсолютно не легитимно, так как эта прерогатива, повторюсь,  в соответствии с со статьёй  19 пункт 2 Закона о некоммерческих объединениях, входит исключительно, цитирую,  «в компетенцию общего собрания», в нашем случае съезда партии.  Ещё более усиливается впечатление о полном отсутствии компетенции и вопиющей ангажированности этой группы, собравшейся на заседание в субботу 17.11.18 года, от принятого ими решения о якобы исключение из партии Виктора Полякоффа, Вероники Храпко и Юлии Соммер!? В соответствии спунктом 2.6.3 устава партии правом инициировать процесс исключения из партии обладают только первичные организации и правление партии, но никак совет партии!?    Как не вспомнить  в этой связи вновь и другое самое известное выражение Цицерона из произнесённой им «первой речи против Катилины» «O tempera! O mores! О времена! О нравы!»

Я изложил уставные и юридические аспекты грубейшего нарушения устава партии и Закона о некоммерческих организациях со стороны, по моему мнению, после произошедшего теперь только с приставкой якобы «юриста-правозащитника» Мстислава Русакова и якобы «правозащитницы» Алисы Блинцовой. И, конечно же,активного соучастника в этих нарушениях Олега Назмутдинова и других «героев»выше описанных событий, которые по наивности или предвзятой ангажированности поддержали этих истинных виновников внутрипартийного кризиса. Прочитавшие эту статью, могут задать вопрос – что будет дальше? Не берусь предсказывать  – не астролог и не ясновидящий! Поживём,увидим, хотя, разумеется, мы  с коллегами, анализируем разные сценарии дальнейшего развития ситуации.

       И в заключение, пусть будет вишенкой на торте следующее высказывание якобы «правозащитницы Алисы Блинцовой:

«В соотечественном движении давно назрела необходимость ЛОМКИ старого подхода к этой деятельности. И настоящая,свершающаяся на глазах перемена в ОЛПЭ есть предвестник такой ломки. Ибо то,что известная всем личность Красноглазова намеренно САБОТИРОВАЛА деятельность соотечественников (должную проводиться в интересах русского народа и русскоязычного населения Эстонии) даже уже не обсуждается, и не оспаривается. Притом, его “вечное председательство” поддерживалось группой “старых пер…ов” типа А.Егорова – в их же собственных меркантильны хинтересах.
Вот ЭТОМУ процессу тотчас и начала противодействовать группа под условным предводительством А.Егорова. А откуда исходит сам источник такого противодействия? Да оттуда же, откуда питается и пятая колонна в России! Изгосдепа США – через “наше” КаПо!»

Во как!? Алиса Блинцова, которую раньше я искренне уважал, а совсем недавно, как на собрании соотечественников Таллина, так и позже 13.04.18 года на страновой конференции соотечественников Эстонии поддержал своим голосом её избрание резервным кандидатом в состав Координационного совета российских соотечественников Эстонии КСРСЭ, а теперь вдруг вы. Алиса, навешиваете на меня и моих коллег по движению соотечественников такой оскорбительный ярлык “старых пер…ов”!? Кстати, из 30 членов и резервных кандидатов КСРСЭ порядка половины, а точнее 15 человек либо мои ровесники, либо старше меня, то есть по мнению якобы «правозащитницы» Алисы Блинцовой эти засдуженные ветераны, на чьих плечах по существу держится всё движение соотечественников в Эстонии из числа тех самых “старыхпер…ов”!? Алиса, я извиняюсь, меня покоробило бы, если б даже такое я услышал от пьяного мужика из подворотни, а здесь приходиться слышать такую мерзость от вас, относительно ещё молодой и симпатичной дамы,   постоянно занимающейся собирательством «лайков» и  самолюбованием своими фото в фэйсбуке.  Не оскорбили меня вы, Алиса, ибо этот ваш гнусный ярлык свидетельствует лишь о вашей истинной воспитанности, не более! И не обидели меня  –   я закалённый, так как за свою долгую общественно-политическую деятельность участвовал и не в таких жесточайших дискуссиях. Но поразил меня, как бы мягче выразиться, ну, скажем так, абсолютной неадекватностью, Алиса, цитирую вас вновь, следующий ваш пассаж: «в соотечественном движении давно назрела необходимость ЛОМКИ старого подхода к этой деятельности»  и, опять цитирую вас, «ЭТОМУ процессу тотчас и начала противодействовать группа под условным предводительством А.Егорова. А откуда исходит сам источник такого противодействия? Да оттуда же, откуда питается и пятая колонна в России! Из госдепа США – через “наше” КаПо!» Фиксируя Ваше публичное не условное, а прямое обвинение в мой адрес в том, что я, цитирую вас вновь, якобы«питаюсь из госдепа США – через «наше» КаПо!» я хотел бы поинтересоваться у вас, Алиса, о  следующем? Коль вы, якобы «правозащитница», то, наверное, слышали о таком судебном прецеденте, когда известный в Эстонии политик ныне депутат Рийгикогу Март Нутть в октябре 1995 года опубликовал в “Постимеэс” заметку, в которой назвал учредителей Центра по правам человека “местными русскими шовинистами”, утверждая, что «Центр организован Российской разведкой».  Исполнительный директор Центра по правам человека, известная правозащитница Лариса Семенова возбудила судебный иск и в конечном итоге выиграла суд, заставив Марта Нуття публично извиниться! В этой связи у меня к вам вопрос, Алиса, А если, следуя этому прецеденту, вдруг и я, Алиса, возбужу подобный иск к вам, то ответьте мне, как якобы правозащитница – предъявите ли вы суду убедительные доказательства якобы моего, цитирую вас, «питания из госдепа США – через «наше» КаПо!» И последнее,я однозначно пришёл к выводу, что именно «юрист-правозащитник» Мстислав Русаков  вместе с «правозащитницой» Алисой Блинцовой в развязанном  ими на пустом месте внутрипартийном кризисе  преследуют исключительно свои корыстные интересы. В этой связи вспомнился ещё один общественный прецедент. Четыре года назад 30.10 18 года Мстислав Русаков за публичное и полностью лживое оскорбительное обвинение другого известного далеко за пределами Эстонии правозащитника Алексея Семёнова 13 голосами из 15 членов Координационного совета российских соотечественников Эстонии КСРСЭ был исключён из состава КСРСЭ за выраженное ему недоверие. В данной статье я обнародовал различные факты лживой трактовки отдельных норм партийного устава и Закона о некоммерческих объединениях, с помощью которых Мстислав Русаков, цинично переступил декларируемые этими нормативными документами права своих однопартийцев. Как здесь не вспомнить библию с её постулатом: Единожды солгав, кто тебе поверит!

Анатолий Егоров.

Член правления ОЛПЭ.

Ответственный секретарь КСРСЭ.

21.11. 18 года.


Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированным пользователем чтобы оставлять комментарии.