Обжалуются решения об отказе в преподавании на русском языке на гимназическом уровне в Таллинской Тынисмяэской реальной школе (ТТРШ) и в Русской гимназии Хааберсти. В качестве подателей апелляций выступили бывший председатель попечительского совета ТТРШ и мать двоих учеников этой школы Марина Сааремяги, которая также явилась и инициатором подачи ходатайства попечительского совета школы о русском языке обучения, и член правления НКО ”Русская школа Эстонии” Юлия Мазалова, чей ребёнок учится в Русской гимназии Хааберсти.

Комментируя апелляции, председатель правления РШЭ Мстислав Русаков сказал, что оспариваемое решение суда противоречит как положениям Конституции Эстонии, так и ряду международных актов. Оно нарушает принцип равного обращения, установленный Конституцией Эстонии принцип разделения полномочий между местным самоуправлением и государством, право национальных меньшинств на обучение на родном языке. ”Противоправность действий Правительства подтверждают и многочисленные рекомендации международных организаций, которые Эстонией игнорируются”, — добавил правозащитник.

По словам Мстислава Русакова суд объясняет запрет на преподавание на русском языке тем, что при вынесении любого решения административный орган должен, прежде всего, руководствоваться соображениями продвижения, защиты и сохранения эстонского языка. ”Вызывает очень много вопросов, почему миссия сохранения эстонского языка возложена на русских детей в русских школах. Почему атаку на русское образование называют защитой эстонского языка? Это больше похоже на нападение на русский язык. Следуя логике ”продвижения” эстонского языка, можно вообще запретить говорить по-русски или сжечь все книги на русском языке. Совершенно не ясно где заканчиваются границы ”защиты” эстонского языка. Но при этом совершенно очевидно, что они год от года только расширяются”, — посетовал правозащитник.

”У нас нет никаких иллюзий, что этот вопрос будет решён на уровне эстонских судов, но нам необходимо пройти все внутригосударственные инстанции для обращения в Европейский суд по правам человека”, — заключил Русаков.

Источник: http://rus.delfi.ee/