Александр Хргиан: «Born in the USSR»

0
37
Александр Хргиан: «Born in the USSR»

Александр Хргиан широко известен в Черногории благодаря своей деятельности в рамках проекта «Русскоязычная диаспора в Черногории». Как известно, в Черногории проживает огромное количество  россиян, украинцев, белорусов и других выходцев из стран бывшего СССР.  «Наши» обосновались в маленькой балканской стране не так давно (со времен бума на недвижимость в середине 2000-х), но, видимо, прочно и надолго. По словам Александра, русскоязычной диаспоре удалось объединить наших соотечественников на основе двух главных факторов: русского языка и русской культуры.

О том, как развивается проект, его достижениях и также о том, что вдохновляет на продолжение работы, не всегда легкой и благодарной…

– Саша, расскажи нам больше о проекте «Русскоязычная диаспора в Черногории»?

– Прежде всего, задаваясь вопросом, что для меня  значит этот  проект,  это –  люди и общение русскоязычного населения: тех, кто решил здесь жить, временно пожить или переехал на пмж. В работе над проектом для меня сложились воедино несколько вещей. Занимаясь с детства профессионально большим теннисом, я объездил весь Советский Союз, восприняв страну как единый этнос, очень интересное социальное явление.

– То есть ты воспринимаешь себя как «рожденный в СССР»?

– Да, именно так я осознаю себя. У меня было яркое, интересное спортивное советское детство, и модель дружбы народов в моей голове – именно оттуда. Не так давно состоялся уже второй ежегодный форум русскоязычной диаспоры, на нем присутствовали россияне, украинцы, казахи, армяне…

– Есть ли у вас какая-то статистика по составу диаспоры?

– Во главе нашей философии стоит идея объединения людей на основе общности языка и культуры, вопрос национальности каждого из них нас не волнует. У нас есть условная анкета для регистрации в диаспоре, так вот там достаточно указать фамилию, имя и электронный адрес. Никаких вопросов о национальности! Паспортные данные также не важны! Но у людей богатая фантазия, и интересно, что зачастую нас сравнивают с КГБ…

Как все начиналось….

– Сколько лет существует проект «Русскоязычная диаспора в Черногории»?

– В конце 2011 года люди начали собираться в отеле «Mogren» в Будве небольшими группками по 30-40 человек. Попав на такую тусовку, я понял, что из этого надо делать серьезный проект, строить структуру, прописывать устав, разрабатывать общественную идеологию, создавать бренд, с которым можно идти в органы власти и взаимодействовать с бизнес-структурами.

– Какова твоя личная роль в проекте?

– Я с самого начала стараюсь наполнять его жизнью. Безусловно, есть много людей, которые привносят и привносили  многое в этот проект, не хочу никоим образом выпячивать себя. К счастью, в жизни мне всегда удавалось заниматься интересными проектами, в которых меркантильные интересы не стояли «во главе угла».

– То есть, коммерческая составляющая – не главное в этом проекте?

– Нет, проект изначально был дотационным.

– Кто финансирует проект?

– Мы сами, то есть,  наша семья. Мой отец – Председатель Диаспоры. Не занимая формальных позиций, я являюсь его замом на общественных началах.

«Куда идет караван»

– Вокруг диаспоры очень много разговоров в кругу наших соотечественников,  проект часто критикуют, далеко не все одобряют и поддерживают… Тем не менее, караван, как говорится, идет… Так вот, куда он идет?

– Наш главный приоритет – это объединение соотечественников и защита их интересов. С момента появления нашей организации, уровень коммуникаций наших соотечественников в Черногории, несомненно, очень вырос. Посмотрите, сколько семей начали общаться, появилось очень много групп в Facebook, объединенных различными интересами от рыбалки до кулинарии. Раньше общение сводилось к редким “междусобойчикам” и желанием быстро и незаметно пройти мимо русскоговорящих соотечественников из-за высокой конкуренции в бизнесе.  Старт проекта принципиально изменил эту ситуацию.

– Что больше всего волнует наших соотечественников в Черногории?

– Миграционный вопрос – самый острый для граждан, живущих за рубежом. В Черногории на сайте министерства внутренних дел был опубликован новый закон «Об иностранцах».  Все желающие вошли в рабочую группу, я придал этому юридическую форму, после этого наши пожелания, дополнения и предложения на семи печатных листах были отправлены в правительство Черногории. И мы получили ответ в виде публикации новости на их сайте,  результатом стало отправление проекта на доработку. Процесс рассмотрения длится уже полгода, посмотрим, чем он закончится.

«Мы открыты для предложений!»

– Насколько вы открыты новым проектам? Можно ли к вам прийти с предложениями или личными просьбами? Например, вы поможете мне, как художнику или фотографу  организовать выставку, писателю издать книгу, ну и так далее?

– Это еще одна наша важная установка.  С первого дня мы сразу же обратились к общественности с просьбой о предложениях о функционировании диаспоры, кто, как и какой ее видит. Обращаться к нам можно и нужно, мы, как некоммерческая организация, должны поддерживать все инициативы, интересные людям. Если проект социальный, направленный на просвещение, то он нам, безусловно, интересен. Если речь не идет о мелком частном бизнес-проекте, конечно. Мы никогда не устраиваем мероприятия, за которые люди платили бы деньги. В прошлом году,  я увидел на нашей новогодней елке триста пятьдесят  детей с горящими глазами, ожидающих начало праздника.  Это было очень трогательно, ведь не у всех родителей есть возможность устроить детям традиционный Новый год и вручить подарки от Деда Мороза. Такие моменты здорово вдохновляют на продолжение работы…

О планах, перспективах  и украинском конфликте.

– Какие проекты у вас в планах на ближайшее время?

– Кстати, я вот опоздал на интервью, потому что был в Цетинье, в музее Короля Николы, там была обнаружена книга на старорусском языке о Тихвинской Божьей Матери. Сама икона находится в России, но перевод книги будет интересным. Мы планируем найти активистов-волонтеров, которые нам помогут с переводом.

– Чем будет интересен для нас перевод этой книги?

– Эта икона – символична, одна из главных православных святынь. Кстати, в Черногории мало кому известно о библиотеке в Цетинье, где достаточно много интересных старинных книг, в том числе на русском языке. В планах диаспоры донести информацию об этом до наших соотечественников. В какой еще стране найдешь так много переплетений с нашей культурой как ни в Черногории!

– Вы ставите перед собой задачи сохранять и развивать это, действительно,  богатое наследие?

– Конечно, и это – большая ответственность. Мы должны сохранить культуру и передать ее традиции нашим детям. Я помню,  ты как-то делала блиц-опрос наших соотечественников, приуроченный к 9 мая, насколько хорошо мы помним  историю собственной страны, и результат был грустным: люди путаются в исторических фактах, имена героев и названия сражений  забыты. Наши дети в черногорских школах  не будут изучать историю России или СССР, значит, будут знать еще меньше…

– Как ситуация на Украине отражается на объединении русскоязычной диаспоры в Черногории?

– Самое страшное в этом конфликте – поломанные человеческие судьбы и пролитая кровь. Лично я категорически не хочу занимать позицию той или иной стороны, полагаясь на историков, которые лет через пятьдесят выяснят, кто больше виноват, кто меньше и правильно расставят акценты. Такова же позиция у диаспоры. В нашем уставе написано, что мы – не политическая организация и категорически не участвуем во внешней политике, не комментируем военные действия.  Вся наша деятельность направлена на объединение людей, даже имеющих диаметрально противоположные политические взгляды. Но наши дети ходят в одни школы, и русскоязычная среда в Черногории очень тесная, поэтому, пожалуйста,  давайте оставим конфликты в странах нашего происхождения…

Leave a reply