Владимир Вайнгорт: настал и наш черед

Сегодня стало понятно, что выход из кризиса мир ищет на путях социализации рыночной среды. В Америке и во Франции, в Финляндии и в Ирландии рост экономики стимулируется за счёт увеличения налогообложения богатых. Пришёл и наш черёд.

Принятое 10 января правительством республики постановление об увеличении минимальной ставки оплаты труда (за час работы — 1,9 евро и за полный рабочий месяц — 320 евро), означающее её повышение более, чем на 10 % — событие знаковое, выходящее за рамки решения социальной задачи: компенсации для низкооплачиваемых работников роста цен после перехода на евро за счёт бюджета и бизнеса. Прежде всего, это решение означает признание, что экономика наша вступила в новую фазу, связанную с общеевропейской антикризисной политикой.

Добавили много или мало?

Десятью днями раньше принятия правительственного постановления президент республики в своём новогоднем обращении сказал очень важные для понимания общегосударственной стратегии слова, что нет ничего трагического в отъезде людей из Эстонии в поисках лучшей доли. „Уезжают и из стран намного более богатых, чем наша“. Он абсолютно прав. Но стоит сделать при этом одну существенную поправку. В Эстонии вообще нет работы для высококвалифицированных специалистов, поскольку продолжается деиндустриализация экономики. Потому уезжают не только специалисты, но и молодые выпускники высшей и средней школы, которые хотят стать специалистами и желают профессионального роста.

И эту ситуацию не изменит повышение доходов малообеспеченных семей, которое — конечно — сработает на рост внутреннего спроса, но спроса не выходящего за пределы сервисного сектора экономики (который уже сегодня составляет около 70 % нашего ВВП). То есть, с одной стороны, зарплаты потихоньку будут расти, но, в то же время, это не повлияет на состояние реального сектора экономики, то есть никак не скажется на росте промышленного производства.

Надежды, что у нас разовьют производство внешние инвесторы, соблазнившиеся нашими малыми зарплатами — эфемерны (и это доказала собственная наша практика). Потому всё же необходим более существенный рывок благосостояния.

Чтобы, подобно Мюнхгаузену, небольшая национальная экономика создала собственную инвестиционную базу, число семей способных образовать накопления должно быть явно больше половины их общего количества. (Либо должен быть значительный кредитный ресурс, но мы кредитный резерв экономики уже проходили и чем это кончается знаем.)

Где тумбочка с деньгами?

Обратимся снова к новогоднему выступлению нашего президента. Не потому, что там есть откровения, а, как раз потому, что в таких речах содержатся отстоявшиеся истины. В частности, Ильвес говорил о жизненно важной для страны необходимости сокращения социального неравенства.

В этой связи хочу процитировать человека, чей авторитет для эстонской элиты не меньший, чем у Президента Ильвеса, поскольку именно он был главным консультантом наших властей при переходе к рыночной экономике (он же был идеологом такого перехода в других постсоветских странах, в том числе в России). Это Джеффри Сакс — гуру либерализма, человек, которого журнал „Economist“ назвал одним из трёх самых влиятельных экономистов последнего десятилетия. Приведу его слова, сказанные в адрес властей России, которые „превзошли самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег, с целью широкомасштабного перераспределения богатств в интересах узкого круга людей“. Конечно, в Эстонии это выглядит не настолько вызывающе, как в России (мы всё-таки живём в демократической стране). Но всё же, в стране, где по официальным данным пятая часть населения прозябает в нищете, а среди семей с двумя детьми и вовсе треть живёт в зоне бедности, судя по самым свежим данным печати, размер прошлогодних дивидендов перевалил за два миллиона евро, у многих десятков предпринимателей; а за двести тысяч евро — у многих сотен.

Как сообщает печать, число работников, заинтересованных в установлении ограничений на выплату социального налога с зарплат выше пятнадцати минимальных (то есть в прошлом году это 15 × 290 € = 4350 € в месяц) измеряются тысячами. При этом речь идёт, понятно, о зарплатах выше пяти тысяч евро в месяц.

Мы говорим не о реанимации популистского мифа насчёт ступенчатого налога. Эстонскую налоговую систему надо приводить в соответствие с принципами, работающими в социально-ориентированных странах Евросоюза. Выравнивающая налоговая система должна быть многоаспектной, легко администрируемой и отвечать запросу общества на социальную справедливость. Конечно, в системе солидарного социального страхования не должно быть ограничений (то есть верхнего предела для социального страхования), так же как не должно быть кричащего противоречия в том, что с помощью дивидендов можно вполне законно уходить от налогов (здесь вполне приемлем шведский опыт). Под налог должны идти доходы на банковские проценты (сверх какого-то объёма накоплений). Под налог должно попадать чрезмерное потребление. За пределами стандартного скромного жилья, а также за пределами хуторских построек должно идти под налог наследство (особенно в форме ценных бумаг и денег на счетах, сверх незначительных сумм). Эстония должна стать в ряд стран, где войдёт в действие т. н. „налог Тобина“, то есть налог на доходы от краткосрочных финансовых спекуляций. Банальные истины. Но как раз сейчас пришло их время.

Эстонская экономика была самой успешной по части вхождения в рынок на постсоветском пространстве, поскольку здесь радикальнее, чем в других постсоветских странах шли экономические реформы. Сегодня стало понятно, что выход из кризиса мир ищет на путях социализации рыночной среды. В Америке и во Франции, в Финляндии и в Ирландии рост стимулируется за счёт богатых. Пришёл и наш черёд.

Бегство Жерара Депардье в российское гражданство от французских налогов только подчеркнуло несерьёзность опасения перемещения состоятельных людей. Кстати сказать, чтобы уйти от налогов знаменитому актёру совсем не надо менять гражданства, достаточно было стать резидентом Мордовии. То есть вся эта история — даже не театр, а политический балаган.

Налоговая система Эстонии сегодня комфортна для ведения бизнеса, и это её достоинство надо сохранить, но она совсем не обязательно должна выступать в роли Робин Гуда, помогающего богатым отнимать деньги у бедных. И если увеличение минимальной зарплаты является первым шагом к социализации нашего мироустройства, то Эстония на правильном пути. И чем такие перемены окажутся радикальнее, тем богаче станут все.

Rus.err.ee

Leave a reply